Меню





Жёстко трахает в рот маленькую девочку


Свежесть, одиночество и приятный запах туалета успокоили его. Когда же он поцеловал маме руку и сказал: Почувствовать свою значительность ему удавалось лишь в первую и третью пятницы месяца.

Жёстко трахает в рот маленькую девочку

Когда он позавтракает, он убежит и выдаст их. Но его мысли, белые на белом фоне, тонули в тумане. Люсьен не смог быстро найти ответ; он стал трясти своими кудряшками и топать ногой, крича:

Жёстко трахает в рот маленькую девочку

Вечером Люсьен, который не мог заснуть, услышал вдруг громкое сопенье, и ему пришлось разбудить Рири. В качестве поощрения за успехи, проявленные им в сдаче первых экзаменов на бакалавра, отец отправил его в Англию. Она сидела на краешке зеленого кресла, склонившись своей пышной грудью к господину аббату; говорила она очень быстро и тем особым, певучим голосом, какой появлялся у нее, когда она гневалась, но не хотела этого показывать.

Берлиак часто рассказывал ему о некоем сюрреалисте по фамилии Бержер, который был весьма искушен в психоанализе и, похоже, оказывал на него, Берлиака, большое влияние; но он никогда не предлагал Люсьену познакомить его с ним. По четвергам к ним на улицу Рейнуар приходила завтракать тетя Берта вместе с Рири.

Он изо всех сил сжал мамины руки; ему почудилось, что она прямо у него на глазах превратится в страшного зверя или станет бородатой женщиной, похожей на ту, что он видел на ярмарке. Берлиак втянул шею в плечи, и Люсьену показалось на мгновение, что он сейчас откажется их знакомить.

Но они отлично понимали друг друга и объективно обсуждали самые деликатные темы; они признались друг другу, что носили маску веселости, обманывая окружающих, но в глубине души ужасно страдали.

Он довольно часто заходил в гостиную, когда мама принимала гостей, но, с тех пор как ему обрезали его локоны, взрослые меньше им интересовались или же читали ему мораль, рассказывая назидательные истории. Люсьен чувствовал озноб, и руки у него дрожали.

Она сидела на биде с сонным видом, словно совсем забыв о своем теле и даже лице, потому что думала, что она одна. Она сидела на краешке зеленого кресла, склонившись своей пышной грудью к господину аббату; говорила она очень быстро и тем особым, певучим голосом, какой появлялся у нее, когда она гневалась, но не хотела этого показывать.

Теперь, когда Люсьен с отцом совершали воскресную прогулку, рабочие, завидя их, едва касались кепок, а кое-кто проходил мимо и вовсе не здороваясь.

Когда Флерье поселились в Париже, Люсьен был просто ослеплен. Но едва он это сказал, кровь прихлынула к его вискам; ему хотелось бы провалиться сквозь землю. Они сравнили, и у Люсьена она оказалась меньше, но Рири схитрил:

Люсьен как обычно, по-прежнему носил свои юбочки, но болтал с ней как настоящий маленький мужчина. Но достаточно было видеть, как он шумно взбрыкивает среди своих обожателей, и сразу было ясно, что он непоколебимо верит в свое существование.

Берлиак начинал его раздражать.

Но все, что происходило с Люсьеном, не было серьезным. Но через какое-то время Люсьен, когда оставался один — особенно вечером,— начинал находить все это страшноватым. Люсьен быстро все схватывал и имел хорошую память, но голова его была наполнена каким-то туманом.

На Люсьена это сильно подействовало, и, когда сын мастера Мореля пришел к ним домой сообщить, что его отцу оторвало два пальца, Люсьен говорил с ним серьезно и ласково, глядя ему прямо в глаза и называя Морелем. В сироту? В последующие два дня ему пришлось много работать, и этот разговор вылетел у него из головы.

Но Берлиак больше никогда не говорил о своих красивых подружках. Однако он никак не мог остановиться, и ему все время казалось, что он играет. Люсьен хотел знать, как папа разговаривает с рабочими на заводе, и папа объяснил ему, как следует себя держать; голос его резко изменился.

В другой раз Люсьен, сняв туфли, поднялся в мансарду. Он подумал со страхом: В тот день Люсьен понял, что не любит маму.

Госпожа Флерье находила, что Люсьен проявлял исключительный такт, хотя тетя Берта не выказывала ему никакой благодарности. Но все это время она была этой огромной розовой массой, этим громоздким, усевшимся на фаянсовое биде телом.

Тем не менее они выучили ее наизусть, и, когда им хотелось поговорить о своем либидо, они охотно повторяли: Люсьен прекрасно понимал, что сюрреалисту полагается презирать буржуазию вообще, но госпожа Флерье много раз приглашала Берлиака в дом и относилась к нему дружески, с доверием; не говоря о благодарности, простой долг приличия должен был помешать ему говорить о ней в подобном тоне.

Но выглядело все совсем не так. В другое время он бывал довольно весел, ибо был убежден, что все настоящие шефы знавали искушение самоубийством. Куда забавнее было отрывать лапки у кузнечика, потому что тот вертится при этом волчком под вашими пальцами, а когда ему сжимали живот, оттуда вылезал какой-то желтый крем.

Госпожа Флерье была в отчаянии и часто говорила мужу: Это странное ощущение, будто он не существует, та пустота, которую он давно ощущал в своем сознании, его сонливость, его растерянность, все эти тщетные усилия познать самого себя, что всегда наталкивались на какую-то завесу тумана.

Очень скоро Люсьен заметил, что его дружба с Берлиаком основывается на каком-то недоразумении:



Порно худ фильм десять негритят
Фильмы про стриптиз и маньяков
Смотреть онлайн порно со зрелыми женщинами
Попа попа
Мама реально сосет со всего мира
Читать далее...